Привет
Пользователь:

Пароль:


Запомнить

[ ]
[ ]
В Сети
Гостей: 17, Участников: 0 ...

рекорд 139
(Участников: 1, Гостей: 138) был 15:37 09.08.10

Участников: 801
Новичок: виктор владимирович
Форумы
Крейсер "Мурманск" :: Форумы :: Рассказы корабельного офицера
<< Предыдущая тема | Следующая тема >>   

Виктор Семенович Шифрин

Переход на страницу  [1] 2 3 4
Автор Сообщение
rfwj
00:03 26.11.06 Email Темы Просмотр для печати


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
Image: http://www.ukazka.ru/img/b/254925.jpg

Издательство: М., Реглис, 2005, 128 c.
Тринадцать рассказов; все описываемые в них события происходили в действительности, а персонажи реальные люди, настоящие военные моряки, отдавшие жизнь флоту.

Автор - один из них. Он служил на кораблях Северного Флота в 60-70-х гг., когда корабли бороздили просторы мирового океана, ходили на боевую службу, стреляли, искали и преследовали подводные лодки вероятного противника. Флот жил насыщенной, интересной жизнью, «дедовщины» в ее сегодняшнем понимании не было вообще, матросы и старшины гордились тем, что попали служить на флот, а офицеры - как правило, дети войны, почти все были добровольцами и выбирали службу на флоте как дело всей жизни.


Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
rfwj
00:29 26.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
Виктор Семенович Шифрин... капитан 1 ранга запаса...многолетняя служба на крейсере "Мурманск". Сейчас проживает в г. Москва. Когда я молодым лейтенантом пришел в 1977 году на крейсер, Виктор Семенович был уже опытным офицером, капитаном 3 ранга, Начальником Радиотехнической службы крейсера.И что самое интересное, воспитание и литературный язык позволили Виктору Семеновичу переложить воспоминания службы на крейсере на страницы своей книги, которую он назвал "Рассказы корабельного офицера" В настоящее время первая книга уже издана и сейчас Виктор Семенович готовит к изданию уже вторую свою книгу.
В электронном виде книги в Интернете нет, но с позволения автора я выкладываю "Рассказы корабельного офицера ", которые Виктор Семенович мне переслал по Инету, на нашем сайте. Я уже прочитал первую книгу и должен сказать, что она не только читабельна и интересна... но и самое главное - правдива! Читайте уважаемые гости и пользователи. И если кто то хочет высказаться... милости просим...

Выкладываю рассказы из первой книги... и не все сразу... постепенно

Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
Jurij
00:30 26.11.06

jurij
Пользователь #34
Зарегистрирован: 00:49 11.04.06
:
Сообщений: 3190
Почитал бы с удовольствием,правда обложка какая-то казенно-суховатая,то ли обложку грамоты,то ли наставление-руководство напоминает. А может автором,так и было задуманно...

"РЕЕТ СВЯЩЕННЫЙ ФЛАГ "ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ"НАД НАМИ !"
- ссылка -
Наверх
rfwj
00:32 26.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
Рассказы корабельного офицера


О себе


Случайно родился в Москве, шла война. Помню себя в Ленинграде, в коммунальной квартире на углу улицы Восстания и Невского проспекта, в самом центре города.
В нашей квартире жили шесть семей. Бывшую господскую квартиру с парадным входом, с мраморной лестницей , дубовыми перилами и черным ходом с колокольчиком вместо электрического звонка, занимали разные люди. У нас жил вор рецидивист, пожарный, дворник, инженер, учительница и даже заместитель директора какого то института, правда , по хозяйственной части. Отопление было печное, у каждого во дворе был сарай для дров, газа тоже не было, в большой кухне готовили на керосинках и примусах.
Жили не богато, но дружно, видимо по причине общей послевоенной небогатости.
Мы занимали впятером две смежные комнатушки по десять метров каждая, рядом жил пожарный дядя Вася с женой дворником тетей Ирой и с четырьмя детьми. Они занимали одну большую 20 метровую комнату с камином, в остальных комнатах жили точно так же такие же люди перенесшие блокаду, воевавшие, потерявшие родных и близких. Не припомню случая намеренной грубости или же хамства, в квартире царила обстановка доброжелательности и уважения. Это характерно для ленинградцев перенесших и горе и утрату близких.
Самое яркое впечатление это наш двор, вернее два двора, один внутренний, а второй, выходящий на Лиговку с полуразрушенным после бомбежки домом. Во дворе мы играли, что-то мастерили и дрались. Однако дрались по честному, до первой крови и без ног и только один на один. В случае если кого-то из нас обижали, наши объединялись, забывали старые обиды и неслись громить неприятеля.Считалось, что наш – это пацан с нашего двора, а не наш, чужой, это про всех остальных. Двор внес весомый вклад в мое воспитание, расставил приоритеты и определил шкалу жизненных ценностей.
Начал трудовой путь на заводе имени Ворошилова в возрасте 15 лет после того, как был изгнан очередной раз из школы. Я никогда не делал гадости, но прочно занимал лидерство среди своих сверстников и даже, когда был совершенно не при чем, учителя считали, что я был организатором того или иного нарушения. Вообще выгнали и бог с ними , но для моих интеллигентных родителей это был серьезный удар поначалу, а потом они смирились с тем, что их сын не пошел по классической дороге, школа, институт и так далее, а пошел в слесари. Работал я в бригаде, где существовал своеобразный распорядок, 40 минут работа, 20 минут перекур, кто не курит, тот работает. Начал курить и достиг 4 разряда.
Одновременно учился в школе рабочей молодежи. Естественно был самым молодым в классе, где обучались 30 – 40 летние мужики, которым необходимо было иметь среднее образование, так как они занимали должности инженерно – технических работников. Такой раньше был порядок. Это сейчас можно быть генеральным директором и уметь только расписываться с грехом по полам. Приведу один характерный пример.
Математику у нас преподавал капитан артиллерии Шульга Лука Макарович, участник войны, хороший, но прилично пьющий человек. На выпускной экзамен по математике мы купили ящик «маленьких» и ведро малосольных огурцов. После ответа каждых трех человек, я, как дежурный по классу приглашал Луку Макаровича и членов комиссии в соседний класс, где они вкушали огурцы и запивали их водкой. Экзамен должен был оканчиваться моим выступлением, так как моя фамилия в конце алфавита. Лука Макарович оставшись один, так как вся остальная комиссия выпала в осадок, не задавая каверзных вопросов ,поставил мне крепкую четверку и потребовал продолжения банкета. Банкет был продолжен.
В этом же году, я поступил в Высшее Военно-Морское Училище Радиоэлектроники имени А.С.Попова, набрав 23 балла из 25 возможных, выдержав конкурс 16 человек на место. Пришлось за 3-4 дня перед каждым экзаменом изучать весь курс средней школы, так как знания мои, после школы рабочей молодежи были зачаточные. После сдачи экзаменов понял, что не дурак.
Год служил матросом на дизельной подводной лодке на Северном Флоте в губе Оленья в качестве радиометриста. За это время дважды ходил на боевую службу по 45 суток каждая, 100 раз был дневальным по надводному гальюну и примерно столько же раз рабочим по камбузу. Выдержал, не разочаровался и ей богу став не плохим матросом, был удостоен высокого звания «старший матрос».
Окончил полный пятилетний курс обучения, получил диплом инженера по радиотехническому вооружению кораблей ВМФ. Служил на лучших кораблях Северного Флота и в частях центрального подчинения в Москве.
Служил с удовольствием, весело, хотя и не имел «мохнатой лапы», а даже наоборот испытывал определенные сложности роста, учитывая специфическое отношение кадровиков и политбойцов по национальному вопросу.
По окончании службы вступил в незнакомую жизнь под знаменем перестройки. Возглавлял несколько коммерческих фирм, поставляя оборудование для выделки шкур на необъятных просторах Родины от Астрахани до Камчатки. Занимался реализацией различных товаров из Америки, руководил пельменным цехом, производством по пошиву различных швейных изделий, в том числе и похоронных. Познакомился со всеми крематориями Москвы. Участвовал в разборках, с целью отстаивания своего места под солнцем. Вышел из этого бизнеса живым и без долгов, хотя были предпосылки для досрочного окончания земного пути.
Построил дом и баню в деревне Маренкино Владимирской области, где каждый год поднимаю флаг по случаю празднования дня Военно-Морского Флота. Этот праздник отмечаю со своими друзьями – однокашниками, которых все меньше и меньше остается на этом свете.
Представляю на суд читателя мои рассказы, все что написано , правда, вымышленных фамилий нет, почти все герои живы и здоровы буду очень рад если им понравится. Особую благодарность и почтение хочу выразить моему Командиру, отменному моряку, мудрому и требовательному учителю, настоящему мужчине Вице-адмиралу Скворцову Евгению Александровичу.
Книга посвящается всем морякам, служившим на крейсере »Мурманск».


Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
rfwj
00:38 26.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
ГРАФИНЯ

На кораблях Российского Флота всегда держали животных, это могли быть , в первую очередь собаки, медведи , черепахи или белые мышки на потеху экипажа в связи с его глубинными корнями, которые , как правило произрастали из крестьянского быта откуда в основном и родом были матросики, ведь на корабле, как и в любом хозяйстве, без скотины жизнь не возможна. В основном, конечно, это были собаки, причем совсем не лучших кровей, как правило дворняжки беспородные.
У собаки обязательно имелся хозяин, это мог быть кто угодно, кого собака себе выберет и матрос, и мичман, и офицер и даже командир корабля. Как правило хозяин животного обладал, как сейчас говорят, общечеловеческими ценностями, а попросту был добрый и жалостливый и в тоже время, человеком авторитетным, который не разрешил бы издеваться над животным, а таких, чего греха таить , даже на Флоте достаточно. В основном это люди мелкие, завистливые и злые.
Любое животное может существовать на корабле только с позволения верховной власти, то есть Командира, но ведь и Командиры бывают разные, правда мне вот с Командирами везло, хотя бывали и такие, живых людей в петлю загоняли, но не об этом сейчас разговор.
На лучшем крейсере Северного Флота «Мурманске»тоже был пес по названию Граф, крейсером командовал в те времена замечательный моряк, добрейшей души человек, при чем не добренький, а именно душой добрый человек, который кстати при необходимости, мог привести в чувство любого, кто не дай бог, даже случайно, своим поведением или же действием или же бездействием мог послужить причиной невыполнения боевой задачи, а не боевых задач на Флоте не бывает. И приборка это боевая задача и приготовление пищи задача ответственейшая и управление техникой и лечение больного зуба у матросика все это боевые задачи. Командиром корабля тогда был Евгений Александрович Скворцов, прошедший службу в шкуре старпома у одного из лучших в те времена Командиров крейсеров Гринчука Владимира Михайловича. И вот пропал Граф, хозяином Графа был корабельный доктор, не могу точно описать обстоятельства пропажи, но в море с Севера на Юг мы пошли без собаки, ясно было одно, по- хорошему собака, с корабля не пропадает и как для каждой семьи это горе, а о нем по напрасну не болтают.
После прихода на Черноморский Флот, в город русской боевой славы Севастополь, в одно из первых увольнений на берег, матросики из боцманской команды, притащили с берега очаровательного щенка ирландского сеттера, поскольку это была дама, ее тут же обозвали Графиней, девочке было всего месяца три. Породу и возраст определял я, так как считал себя, и не без оснований, собачником с приличным стажем, о чем даже имел диплом «Дрессировщик-собаковод».В нашем доме, сколько я себя помню, всегда были собаки и любовь к братьям нашим меньшим привилась ко мне с раннего детства, это очевидно почувствовала Графиня, потому-то без всякого с моей стороны принуждения, она признала меня своим хозяином, перешла жить в мою каюту, каждое утро встречала меня у корабельного трапа, после моего возвращения с берега, бежала впереди меня, показывая мне дорогу в мою каюту. Я определил ей место в каюте, а поскольку в наши времена не принято было закрывать каюту на ключ, то она свободно могла выйти по своим надобностям на верхнюю палубу, где отправляла свои естественные потребности ,только в строго отведенном месте, на самой корме, на рельсах, по которым должны были кататься тележки с бомбами. Следы этих самых естественных потребностей, в море смывало волной, а в базе ликвидировались с помощью шланга во время приборок.
В течении своей жизни на крейсере, Графиня прошла ремонт на Севморзаводе ,вместе со всем экипажем, участвовала в несении боевой службы в Средиземном море, прошла и неоднократно жестокие шторма в Северной Атлантике, научилась бегом подниматься по вертикальным трапам, а главное спускаться по ним, четко различала даваемые по трансляции команды, касающиеся выполнения распорядка дня и очень хорошо понимала их содержание и последовательность, ,например, после сигнала «Команде руки мыть» Графиня стремглав летела к камбузу, где получала положенную ей миску с пищей. Когда корабль попадал в шторм, а это было явлением обычным, у нее было свое штатное место. Она самостоятельно укладывалась в ящик, выдвигаемый моим приборщиком, из под моей койки в каюте. В этом ящике она могла пролежать очень долго. Пока шторм не закончиться и в глазах ее отражалась мировая скорбь и такое собачье уныние, что, каждый раз заходя в каюту, когда штормило, я находил ласковые слова утешения и обещал ей, что шторм скоро закончиться и все будет, как обычно и она верила.
Она вообще мне верила бесконечно, однажды, когда катер отходил от борта корабля, а она как всегда провожала меня до трапа и взглядом следила за катером, какой-то умник свистнул и позвал ее, ветер дул в противоположную сторону и она приняла этот свист и команду, как мою. Графиня, ни секунды не думая, сиганула с высоты не менее десяти метров за борт и поплыла за уходящим катером. Конечно, катер развернулся, Графиня была поднята на борт, а мой сход на берег, как говориться, накрылся медным тазом, так как водичка в Кольском заливе, да еще зимой, довольно прохладная и мне пришлось отогревать Графиню, чтобы не простудилась.
А до чего же она была ревнива, когда случался корабельный праздник, у нас он совпадал с Днем ВМФ и на корабль приглашались гости, как правило ,члены семей офицеров и мичманов, то для нее это было самое страшное испытание ее собачьей гордости, она терпеть не могла мою жену, да и не только мою, но и любую женщину, приближающуюся ко мне, Графиня была уверена, что только она имеет права на меня и своим особым, собачьим нюхом чувствовала возможную измену.
Да, Графиня была настоящей дамой, а по сему женские радости, возникающие от общения с особями противоположного пола, были ей отнюдь не чужды. Однако постоянно находясь в обстановке приближенной к боевой, она не имела физической возможности отдать всю свою накопившуюся страсть и обаяние никому кроме меня.
А тут мы встали в Росту на переоборудование по связи и встали к заводскому причалу. С юта подан трап на берег, на юте сидит Графиня и смотрит на меня, как наверное смотрели бы заключенные женской колонии на Филю Киркорова. Замечаю, что на берегу, рядом с трапом сидит здоровый рыжий кобелина, наблюдающий за Графиней с берега и вынашивающий вполне конкретный план совращения девушки Графини с далеко и конкретно идущими последствиями. И конечно же я не устоял и своими, можно сказать руками отдал девушку на растерзание, как мне казалось, главе местной Ростенской шпаны. При этом, я сказал Графине, что даю ей два часа свободы и дал ей команду «Вперед», она мигом перелетела трап и вместе с рыжим помчалась навстречу греху. Через два часа Графиня была на борту с такой счастливо-лукавой мордой, что все вопросы были лишними, весь экипаж обсуждал это событие и строил прогнозы. Для закрепления эффекта, я еще два раза отпускал на берег нашу девочку, рыжий сутками ждал ее на берегу и, как только она появлялась, видимо время зря не терял. Что поделаешь – Военно-Морской кобель.
Ровно через три месяца, в моей каюте, на моей койке, Графиня родила восемь очаровательных щенят. Я узнал о этом событии находясь на берегу, тут же прибыл на корабль и проконтролировал обстановку. Кроме меня, к щенкам она никого не подпускала, а я ходил счастливый и гордый, как будто сам родил восьмерых. Через два месяца щенков мы роздали по кораблям эскадры, причем далеко не все корабли удостоились такой чести.
Во время моего, почти двухмесячного отпуска, Графиня доходила до состояния дистрофика, ежедневно выходила утром встречать катер с прибывающими с берега офицерами и не обнаружив меня, понуро опустив морду шла в каюту и ложилась на мои старые ботинки, отказывалась принимать пищу и наш корабельный доктор колол ей, что-то поддерживающее. А я , никогда не спешивший с окончанием отпуска, летел на корабль, как на свидание с самым дорогим и любимым существом.
Встречу нашу трудно описать словами, увидев меня на катере, она готова была лететь за борт, но служба крепко держала ее , пока я не поднялся по трапу, она визжала, стонала, лаяла. прыгала, выше меня на голову, мне даже казалось, что она плачет от радости и хочет всем сообщить о своей великой радости-хозяин приехал.
Две недели Графиня ходила за мной следом, я на совещании, она сидит у двери и караулит меня, я на обед, она сидит у двери ведущей в тамбур большой кают-компании и следит за тем, чтобы я никуда не пропал, и так настрадалась.
К сожалению и Графиня, так же как ее предшественник не померла своей смертью, погибла по человеческой дури, которую ничем не оправдаешь.
Видимо есть какая-то закономерность, ведь, как правило, офицер, перед тем как отойти в мир иной, уходит с кораблей, с Флота на пенсию, а собакам, тем более корабельным пенсия не положена.



Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
rfwj
00:44 26.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
Должен сказать, что, когда я лейтенантом прибыл на крейсер Графини уже не было, но разговоры о ней ходили...потом с уходом Виктора Семеновича с корабля память о ней потихоньку ушла в небытие... Но вот прочитал рассказ... и вспомнил, что была такая... хорошая штука память...

Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
Jurij
01:39 26.11.06

jurij
Пользователь #34
Зарегистрирован: 00:49 11.04.06
:
Сообщений: 3190
Замечаю, что на берегу, рядом с трапом сидит здоровый рыжий кобелина, наблюдающий за Графиней с берега и вынашивающий вполне конкретный план совращения девушки Графини с далеко и конкретно идущими последствиями. В хорошем чувстве юмора не откажешь корабельному офицеру Шифрину

"РЕЕТ СВЯЩЕННЫЙ ФЛАГ "ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ"НАД НАМИ !"
- ссылка -
Наверх
rfwj
13:39 26.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
За молодыми

Октябрь 1967г, я молодой, волосатый и красивый, до умопомрачительного блеска фор-менных корочек, флотский лейтенант, только, что окончивший ВВМУРЭ им А.С.Попова.
Формируется команда, за молодым пополнением, формирует команду, а по армейски эше-лон, наша 13 БСРК .(Бригада строящихся и ремонтирующихся кораблей).
Эшелон состоит из 13 спальных вагонов, полевой кухни, продовольственного склада ( про-визионка с рефрижераторной машиной) и штабного вагона. Таким образом, просторы на-шей Родины должен рассекать эшелон в составе 16 вагонов, по 80 -90 новобранцев в каж-дом спальном, общем вагоне. Всего мы должны привезти 1000 – 1200 новобранцев.
Это конечно не вагоны СВ., но и не теплушки, в которых , лет 8 – 10 тому назад перевозился подобный контингент.
Каждый корабль, нашего славного соединения, базирующегося в колыбели пролетарской революции, должен был выделить по одному офицеру – в качестве командира вагона и трех старшин срочной службы. В те времена, продолжительность срочной службы ,составляла на Флоте 4 года и моряк служащий по последнему году назывался годком. Не было тогда, той самой дедовщины, которая, с позволения и попустительства младших офицеров, не утруж-дающих себя конкретной работой с подчиненными, разваливают Армию и Флот.
Годки , в те времена, были, как правило отменными специалистами, имеющими, как опыт эксплуатации корабельной техники, знание морских традиций, так и просто жизненного опы-та.
По возрасту, старшины были не на много моложе своих командиров – лейтенантов и поэто-му отношения между молодыми офицерами и старшинами были ровными, уважительными, но в то же время без панибратства. Каждый офицер, сам подбирал себе старшин, по послед-нему году службы с тем, чтобы можно было, во всех вопросах на них положится и после ус-пешного выполнения, этого важного, правительственного задания, демобилизовать ребят в первую очередь. Старшины знали об этом и были незаменимыми помощниками офицеров.
Командир вагона вооружен пистолетом Макарова и двумя обоймами патронов, каждый старшина имеет автомат Калашникова и два рожка с патронами, калибром 7.62 мм общим числом 60 патронов.
А за молодыми, едем в город Кокчетав. Это в северном Казахстане. Ехать надобно 3 дня до Свердловска, а потом еще сутки до Кокчетава. Обратно, уже с молодым пополнением, едем до Красной горки, это рядом с Кронштадтом , где был, есть и видимо дальше будет существовать учебный отряд, где ковали и куют щит нашей Великой и непобедимой Родины.
Командиром эшелона назначен командир большого ракетного корабля «Дерзкий» Капитан 3 ранга Мартынюк Николай Ильич, мужчина видный, высокий , красивый и решительный имел один серьезный недостаток. переходящий порой в достоинство, он практически не пил, что не в последнюю очередь способствовало тому, что службу он закончил успешно в адми-ральском звании на Дальнем Востоке.
Надо сказать, что все офицеры, назначенные в данный вояж за молодыми, представляли различные корабли, оперативно собранные в 13 бригаду на время постройки или ремонта.
С новыми кораблями вроде все понятно, а вот ремонтирующиеся корабли, как правило, ко-рабли 1 или,2 ранга имеющие свою, как правило, славную историю на разных Флотах нашей страны. стояли в ремонте, порой многие годы, что не всегда способствовало сплачиванию экипажа и карьерному росту офицеров. По поводу ремонта, мой друг, механик Серега Сабаев
говорил, что ремонт- это состояние, которое никогда не кончается, ремонт можно только прекратить.
Был Начальник Штаба эшелона - капитан-лейтенант Брусничкин , широколицый и прожор-ливый , есть мог в любое время суток и даже во сне, мог говорить о чем угодно и сам себя считал специалистом по любому вопросу, свое мнение считал окончательным и не подлежа-щим ревизии, чем порой утомлял окружающих. Прекратить беседу с ним можно было только взглянув на часы и сославшись на необходимость, уже час, как быть в другом месте.
А в принципе, человек беззлобный, лишенный напрочь каких либо организационных спо-собностей, пьющий, порой даже не в меру и в этом состоянии, добрый, сердечный и где-то даже нежный Он был минер по специальности, а что с минера возьмешь – да ничего. Ему даже спирта ,на планово-предупредительный ремонт, давали меньше чем другим минерам бригады. Видимо были на это серьезные основания.
Был зам командира эшелона по политической части, целый капитан-лейтенант, но в память он не врезался, выдал брошюры с текстом присяги и тогда когда ему дали слово для выступ-ления, он ни о чем не сказал, хотя говорил минут 15, не меньше.
Однако, самой яркой фигурой,был помощник командира эшелона по снабжению Миша Бушуев, который в звании капитан-лейтенант по моему родился и собирался в этом же зва-нии закончить службу. Он был помощник командира «Дерзкого». У командира эшелона, ко-торый знал Мишу, как облупленного, были веские основания взять его в командировку.
Миша Бушуев был снабженцем от бога, он запросто мог поменять прокисший томатный сок на коньяк включив в схему обмена валенки и калоши типа «слон». Не высокого роста, с кри-выми ногами в прекрасно сидевшей на его организме форме, он имел оглушительный успех у женщин всех возрастов, вне зависимости от семейного положения. По возрасту, он был старше всех. Академий не заканчивал. Окончил, ежели окончил, общевойсковое среднее училище , после которого судьба забавным образом забросила его на Флот, к которому он и прикипел. Не было на Северном флоте офицера, прослужившего 2-3 года, который бы не знал Мишу Бушуева или же не слышал о нем. Он был легендой. Его амурные подвиги обсу-ждались в кают-компаниях кораблей Флота. Он носил самую красивую фуражку, за кото-рую,как говорили злые языки, была отдана месячная норма спирта всего корабля.
Кстати о фуражках, некоторые носили на своих головах те седла, которые выдавались и носили их до окончания службы, как правило, это были скучные люди, лишенные полета и, как правило, служили они не на кораблях а в частях не связанных с кораблями.
На каждом Флоте, был один – два мастера не более, которые делали из флотских фуражек произведение искусства с большими полями, соразмерной тульей, белым широким кантом, шелковой подкладкой, кожаным простроченным козырьком и специальной стальной пружи-ной. Особенно ценились фуражки Моисея Абрамовича, никого не интересовала его фамилия, его фуражки, воздвигнутые на голову мичмана, лейтенанта или же адмирала ставили логиче-скую точку в убранстве моряка.
У меня такое впечатление, что плохие люди его фуражку не носили, а с некоторых он даже денег не брал. А если и брал, то самую малость. Это тогда, когда фуражка нравилась самому Моисею Абрамовичу, живущему и работающему в те годы, в славном граде Севастополе – городе русской морской славы. Дверь его мастерской была почти не заметна в толстенном заборе. сложенном из белого инкерманского камня, на Минной стенке. Кстати он был один из немногих, оставшихся в живых ,защитников Севастополя. Такого же уровня специалист по фуражкам был на Литейном в Ленинграде и на Ленинской во Владивостоке.
В эшелоне был также Начальник медслужбы – целый капитан, который довел до нас тон-кости приказа Министра Обороны №200 это о педикулезе, то есть вшах. Вопрос этот кстати очень важный ,так как в ограниченное пространство вагонов стекаются более тысячи человек в одежде на выброс, помещение плохо проветривается, не очень чистое и жить в нем необ-ходимо целую неделю.
Мероприятие планировалось дней на 10, получка на Флоте, в те времена была 15 числа, по-этому мы думали, что денег хватит, ведь отъезд был 20 октября.
Вечером поезд Ленинград – Свердловск отошел от перрона Московского вокзала. Офицеры обосновались в купейном вагоне, старшины – в общем плацкартном.
Командир эшелона собрал всех на инструктаж, на котором, среди прочего, запретил упот-ребление алкоголя во внутрь. Возражений не было, тем более, что это был приказ. Но у каж-дого, что-то было прихвачено с собой. Душой этого небольшого офицерского коллектива ес-тественно, был Миша Бушуев ,и под легкую закусь и флотский треп время пролетело очень быстро.
Свердловск. Поезд на Кокчетав через 8 часов. Автоматы сданы в комендатуру. Обозначена точка рандеву на вокзальной площади и время встречи, за час до отхода поезда на Кокчетав.
В своей короткой речи командир эшелона, в доходчивой форме разъяснил, что любому опо-здавшему или принявшему на грудь он лично открутит голову и яйца, и это не была пустая шутка. Тот, кто ближе знал командира «Дерзкого», мог не сомневаться в бойцовских качест-вах этого сильного и решительного офицера. Миша Бушуев, хорошо знавший своего коман-дира, безнадежно махнув рукой, сказал – Открутит и не поморщится-
Решили прогуляться по Свердловску и по мере приближения времени обеда, принять пищу без злоупотребления, в соответствии с требованиями командира. И вот 15 морских офице-ров, в черных тужурках и при оружии идут, по сухопутному Свердловску, срывая восхи-щенные взгляды пацанов и лиц противоположного пола, достигших молочно восковой спе-лости.
Настроение прекрасное, погода отличная, мы чувствуем себя завоевателями, народ любуется на своих защитников. Идем и купаемся в лучах незаслуженной славы.

На третьем часу парадного шествия Миша обратился к командиру, он оказывается, единст-венный кто бывал в Свердловске –товарищ командир, подходим к ресторану «Малахит» , предлагаю пообедать, кормят отлично, сам проверял.
Это логичное предложение, Николай Ильич Мартынюк командир большого ракетного ко-рабля «Дерзкий» принял без всякого подвоха, сказав ,обращаясь к Бушуеву = добро, но без водки и этих штук, я тебя знаю –
Молодые, здоровые и голодные моряки ,с восторгом ринулись в «Малахит.»
Миша дал команду ошалевшим официантам сдвинуть столы буквой П, согласовал меню и потекло пиршество сдобренное двумя бутылками сухого вина. Закуска, как холодная, так и горячая ,борщ и солянка, а так же вторые блюда были выше всяких похвал. Официантки порхали, как феи, из угла лилась музыка. Все было так хорошо, что просто не естественно, обед подходил к концу, осталось кофе и мороженое.
Откуда ни возьмись ,за столиком у стены появилась блондинка с бюстом от Мэрилин Мон-ро, прилично одетая , возраста того самого,когда любовь и жизнь это синонимы.
Миша Бушуев вкрадчиво сказал –Командир! Прошу добро на установление дружеских связей с аборигенами? – И не мог, ну никак не мог, разомлевший командир ракетоносца от-казать. И сказано было – Давай Мишаня, но смотри, десять минут, ждем тебя на улице –
Мы вышли, закурили, дали оценку Мишкиной распорядительности . находчивости и обольстительности. Через двадцать минут, Командир направил меня за Мишей сказав- Ска-жи Бушуеву, что мы начали движение на вокзал.-
Миша сидел с дамой и очаровательно охмурял Мэрилин Монро Свердловского разлива, я подсел за их столик, мне налили коньяку, и я передал слова Командира. При ближайшем рассмотрении я обнаружил, что это Сонька Золотая Ручка и к Монро никакого отношения не имеет. Миша сказал - Успокой Кэпа, скажи, что у меня все под контролем , следую за Вами в кильватер – Я вышел из «Малахита» доложил Командиру, что указание передал и про кон-троль Мишин тоже доложил. Через пять минут, когда я заглянул в ресторан, ни Миши ни Дамы в зале не оказалось.
Абсолютно здоровые зубы Командира хрустнули . а из груди вырвалось –Так и знал. Твою мать , осмотреть здание. Вышли через камбуз – Осмотр результата не дал.
Молча, средним ходом, мы дошли до вокзала , в точке рандеву стояли все наши моряки. оружие на месте. Пьяных и больных нет. На Командира смотреть было страшно. Поезд на Кокчетав уже подали. Миши нет. С точки рандеву до последнего вагона поезда на Кокчетав метров сто.
Командир отрывисто скомандовал –Ждем еще 10 минут, потом все на посадку, ты Виктор стоишь и ждешь этого мудака до упора, а я бегом к коменданту. Дам ориентировку.
Это диверсия, офицер, мой начпрод да еще с оружием. Да и город бандитский – половина ЗЭКов. –Есть- сказал я , Командир начал движение в сторону коменданта и вдруг из-за пак-гауза появилась ни шатко ни валко, в обнимку сладкая парочка Мишаня и мадам. Шли они так элегантно и нежно и походка их была танцующей ,не смотря на природную кривизну Мишиных ног. –Командир- взвыл я. Командор ракетного корабля «Дерзкий» остановился ,увидел парочку, въехал в ситуацию, положил руку на кабуру пистолета, но очевидно оду-мался, но рявкнул на весь вокзал –Застрелю гниду -
Поезд тронулся, мы втроем вскочили в последний вагон, пробрались в свое купе. Мишаня, как нашкодивший кот забрался в угол и изредка подавал голос, правда, голосок его напоми-нал стон –Ведь успел же. Все успел, во время -, но его не слушали. Командир обдумывал ре-шение.
До Кокчетава добрались, однако узнали, что эшелон будет сформирован только через шесть суток. Деньги кончились довольно быстро. На следующий день.
Доктор читал лекции о вреде пьянства и абортов. Остальные офицеры поочередно, во всех кинотеатрах Кокчетава выступали перед зрителями ,на тему о истории Флота . о военно морском искусстве. Окончательно подорвав материальную базу местного общества по рас-пространению знаний. За час до демонстрации индийских фильмов выступали флотские офицеры за 10 копеек с каждого зрителя то есть цена на билеты увеличивалась. Народу на наши выступления приходило много, при чем в основном женщины детородного возраста.
Организатором и вдохновителем наших заработков был Миша Бушуев, он же снабжал нас якобы просроченными мясными консервами , которые мы с удовольствием уничтожали. Го-лод не тетка .Но больше всего были довольны наши старшины, которые расползлись по доб-рому городу Кокчетаву и полагаю, что казахское, в основном, население, чувствительно из-менило свою демографическую кривую в сторону православия.
Сформировали эшелон, добрались, практически без замечаний до Красной горки, ехали долго, больше пяти суток.
Для Миши Бушуева это была последняя командировка за молодым пополнением, я еще раз съездил за молодыми, но уже в Каунас и вернулся тоже без замечаний.




Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
rfwj
13:42 26.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
КОМАНДИР ПОХОРОННОГО ВЗВОДА

На третий день прохождения действительной военной службы, в экипаже строящегося большого противолодочного корабля «Вице-адмирал Дрозд» в Ленинграде, на судостроительном заводе имени А.А.Жданова я был вызван к старшему помошнику командира корабля Владилену Георгиевичу Проскурякову
Старпом, измерив, мои скромные антропологические размеры, сам, имея не высокий рост, носил большущие каблуки остроносых неуставных туфель и громадную белую, кожаную фуражку – предел мечтаний каждого лейтенанта сказал –Пора и тебя обучить приличному делу. Принимай дела командира похоронного взвода у старшего лейтенанта Куракса. Вопросы есть? Приказ подписан – вопросов не было.
Надо сказать, что Толя Куракса, до этого служивший на ракетном корабле «Жгучий», уже успел освоить азы флотской службы. Особенно не высовывался .но и своего не упускал.
Толя был холост и свободен, в делах амурных преуспел брал количеством за счет качества, а также имел заветную мечту перейти служить в компетентные органы, то есть КГБ, куда он в конце концов и вступил во весь рост. Шпионов не поймал, заговор не пресек, однако окончил службу спокойно и вовремя в этом нашем вооруженном отряде органов, которые тогда да и сейчас являются карающим мечем действующей партии власти.
Через пару часов, найдя старшего лейтенанта Куракса, я спросил –Толя, командир похоронного взвода это как? – Нормально- не моргнув сообщил Толя –Наконец нашли приличную замену.-С нервами все в порядке?- У меня их нет , в аттестатах вещевого и шкиперского довольствия они не значатся – сообщил я.
Тогда все путем. А то были тут интеллигенты чувствительные не понимающие нюансы отхода в мир иной. Слушай и запоминай, я до этого три месяца шел.
-Каждый моряк ,в том числе матрос, мичман, офицер и даже адмирал имеют обыкновение давать дуба или же если тебе угодно представиться. Это касается абсолютно всех и зависит только от обстоятельств. Дают дуба здоровые, больные, очень больные, в тои числе и заслуженные,. Никого не минует чаша сия. К примеру ежели матрос помер . ему положен взвод из 9 человек с автоматами и тремя холостыми патронами на каждого. Офицеру положен взвод в составе 12 человек, старшему офицеру – 15 человек, а уж адмиралу положено все 18 бойцов. Я уже четвертый месяц отправляю жмуров на все Ленинградские кладбища. Вот карта города и подъездное время для следования к каждому из них. Взвод с оружием, внимательно следи, чтобы по ошибке вместо холостых не попали боевые патроны. Взвод выстраивается у могилы в одну шеренгу, ты ближе всех к покойному. После речей подушечек с орденами и медалями играет духовой оркестр, твоя задача после того, как гроб пересечет линию горизонта и его верхняя крышка сравняется с землей дать своей фуражкой отмашку и команду «Залп». После первого залпа фуражку напяливаешь на голову, а лапу к козырьку, частота залпов 3-5 секунд. После стрельбы, команда «Кругом» и взвод ретируется в автобус. Все. Да. Имей в виду, что ни ты ни твои матросы не должны участвовать в поминках. Хотя это очень сложно. Мужиков отбирай серьезных и крепких. Двигай. Остальное придет с опытом, меня, предыдущий командир взвода так долго не инструктировал.
В этот же день, я расписался в книге приказаний оперативного дежурного по бригаде строящихся и ремонтирующихся кораблей том, что для отдания последних воинских почестей, очередному заслуженному Капитану 2 ранга мне надлежит с похоронным взводом завтра убыть к 14 часам на Красненькое кладбище, для выполнения своих функций. По трансляции прогремело «Похоронному взводу с оружием построиться на плацу, форма одежды №3 , с подсумками»
В строю стояло человек 50, мне нужно было всего 15, запасных не требовалось. Построив взвод по ранжиру, я отобрал самых здоровых краснофлотцев , удивившись тому, что такое печальное мероприятие собрало столько охотников. Смысл похоронной активности я понял позже. Проведя инструктаж, раздав каждому по 3 холостых патрона, разъяснив меры безопасности при стрельбе и проверив форму одежды, я услышал довольно ехидные вопросы от той части моряков, которая бала мною отстранена от похорон –Лейтенант, а ты жмуров раньше оттаскивал?- Оттаскивал ,оттаскивал, если надо и тебя оттащу- заверил я.
Надо сказать, что в этом году, последний раз, моряки – срочники служили Отчизне 4 года и по возрасту и жизненному опыту мы, молодые офицеры, мало отличались от моряков служащих по последнему году.
В 13 часов назавтра, автобус, с моим похоронным взводом выехал из расположения бригады, на площади Труда и взял курс на Красненькое кладбище. Сам я ленинградец, а потому без труда, рассчитал потребное время для подъезда к кладбищу и на всякий случай прибавил еще полчаса. К нашему приезду покойник с сопровождающими лицами, орденскими подушечками и оркестром еще не прибыли, а по сему моя команда, которая все это предвидела. начала расползаться по территории кладбища. Братаясь с работниками ритуальной службы то есть землекопами, ребятами серьезными, вооруженными лопатами .бутылками и стаканами,,.твердо знающие свое ремесло и уже успевшие сегодня отправить на тот свет несколько человек.
Могила была вырыта образцово, подведена двойная веревка для опускания гроба ,.а вот главного действующего лица – покойника не было, а по сему гробовщики начали выполнять свою обязанность переходящую в почетную необходимость – поить моих матросиков. Из того, не большого житейского и служебного опыта, который хилым грузом навалился на мои лейтенантские погоны. Я точно знал, что ежели пьянку нельзя предотвратить – ее нужно возглавить. Я скомандовал «Взвод ко мне. В одну шеренгу становись». Отобрал, благо это было не сложно, водку со стаканами у землекопов. Разлив почти по справедливости зелье скомандовал «За упокой души Капитана 2 ранга» вместе со всем взводом выпил водку. Все что угодно ожидали от меня матросики и землекопы. Но только не этого. Все обошлось без грубостей и упреков, вполне по христиански. Следующая команда моя была «Курить, с мест не сходить»
А вот и появилась похоронная процессия, все как положено. Оркестр, портрет, подушечки и оркестр ,а потом процессия с венками. После речей, крышка гроба перекочевала на свое место, заиграл оркестр и я дал отмашку, при пересечении гробом магической линии .Прогрохотал первый залп, отмашка моя была настолько сильна ,что чехол моей фуражки улетел в могилу. Остальные залпы прошли без замечаний. По команде «Кругом к машине марш» Матросики жалостливо, как то повернулись и пошли, а вот в автобус нам принесли и кутью и лимонад и водку и закуску всяческую. Как это принято на Руси во время поминок. Доехали до бригады без замечаний.
Надо сказать. Что обо мне, как о командире похоронного взвода сложилось превратное мнение «хоронит, как и служит – весело»
Хоронил я еще довольно долго 3 – 4 месяца. Без выходных и замен. Пока экипаж не перебрался на корабль, а кто там дальше выполнял эту обязанность я не знаю, думаю и сейчас , кто то занят этим важным делом.

.


Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
rfwj
13:39 28.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807

КЛАССЫ

Почти, каждый, нормальный флотский офицер, в процессе своей службы, где нибудь учил-ся, помимо обучения в стенах родного Высшего Военно-Морского Училища.
Вот и мне повезло, возвращаясь с боевой службы домой, на родной Север, где-то в , южной Атлантике, я был вызван на ходовой мостик, к командиру корабля, где в это время находился
один из самых молодых и красивых адмиралов Флота того времени, командир отряда воен-ных кораблей Контр-адмирал Куделькин Ярослав Максимович.
Мне было предложено ознакомиться с телеграммой, за подписью Начальника Главного Штаба ВМФ, где предписывалось выделить достойного офицера, по моей специальности, для обучения на ВСООЛК ВМФ в городе Ленинграде.
ВСООЛК ВМФ это Высшие специальные офицерские ордена Ленина классы ВМФ.
Я прочитал телеграмму и с интересом посмотрел на своих командиров. Куделькин
сказал-Мы, тут посоветовались и решили , тебя отправить на учебу. Возражения есть?-
Какие могут быть возражения. Классы находятся в Ленинграде, там мои родители, там мой родной и любимый город, там растет мой сын Максим, там моя семья и может быть не быв-шая. Кто его знает, может быть ,все наладится и семья восстановится.
Когда надолго уходишь в море, то те неприятности и обиды, которые были на берегу и ка-зались непреодолимыми, в море становятся ,как-то мельче и ты склонен себя винить больше чем кого либо другого, за те обиды, которые пережил.
Эти мысли мгновенно пронеслись в моей голове и зная точно, что ни от какой учебы и ни от какого повышения по службе, отказываться нельзя, я дал согласие. Оба моих командира подтвердили правильность моего решения и поздравили меня. Я был включен в список офи-церов, рекомендованных, на учебу. Главнокомандующий ВМФ утвердил список и с прихо-дом в родную базу, я должен был, сдать дела, отправиться в отпуск, а после отпуска в Ле-нинград на Классы.
Никаких громоздких вещей, кроме военной одежды у меня не было, а самый тяжкий груз это 30 литровая канистра, из нержавейки, со спиртом. К учебе я был готов. Билет взял на ночной поезд Мурманск-Ленинград. Осталось немного – попрощаться с товарищами.
Ближе к вечеру, в моей каюте, собрались друзья, и прощание затянулось, а закончилось тем, что я заснул , а проснулся от команды «Корабль, экстренно к бою и походу пригото-вить». Автоматически слетел с койки, скатился кубарем в БИП, а дальше, принимаю докла-ды, получаю документы, сам докладываю на ходовой мостик о готовности к бою и походу и через 30 минут мы уже идем по Кольскому заливу, направляясь в Баренцево море, искать обнаруженную подводную лодку вероятного противника, которая не знала, что я в отпуске.
Когда проходили остров Мишуков ,в Кольском заливе, командир по трансляции поздравил меня с началом отпуска и пообещал, что корабль вернется в базу недели через две, это была его знаменитая шутка. Вернулись в базу через 4 дня и я в тот же день улетел в Питер.
Отец мой, работал на заводе имени Ворошилова в Ленинграде с 1946 года ,то есть сразу после войны, квартира у нас была не большая и он смог включить меня, как члена семьи ве-терана производства, в только что построенный жилищно-строительный кооператив.
Заработанные мною, на боевой службе, боны – денежные сертификаты, стоящие гораздо больше ,чем родные советские рубли, были моим отцом, у меня реквизированы и пошли на оплату первого паевого взноса за однокомнатную квартиру.
Дом, в котором мне предстояло жить, уже три месяца, как был сдан и все это время он со-дрогался от новоселий, я был последним из новоселов. Мне досталась единственная свобод-ная однокомнатная квартира №111, на 9 этаже, 12 этажного, как мне казалось, лучшего дома в мире. Счастью моему не было предела, я с трудом верил, что это мои хоромы, с большой комнатой и большой кухней и всем остальным, что должно быть в квартире. В комнате сто-ял пожилой диван, книжные полки, а в кухне великолепно устроился письменный стол.
О другой мебели, даже и не думалось, да мне и не нужно было ничего, все, что было, необ-ходимо для жизни, было в наличии. Семейную жизнь, как мне хотелось в море, склеить не пришлось, кто в этом виноват, трудно сказать, но я, особенно после новоселья, стал в доме очень популярной фигурой и перспективным женихом в новом доме.
Учитывая мой спиртовой запас, организация новоселья, не представляла никаких затруд-нений. Дней через десять, после моего заселения, я опубликовал, на первом этаже, у лифта объявление о том, что такого-то числа в, 19 часов 30 минут в квартире№111, состоится ново-селье по-флотски, при себе иметь комплект посуды на одно лицо и стул, спиртные напитки не приносить, закуска по желанию. Дом был одноподъездный, поэтому объявление, которое провисело не менее трех дней у лифта, собрало ко мне гостей, не менее 40 человек, которых я все равно усадил на ими же принесенные седалища. Со спиртным все просто, это спирт, разведенный водой, разведенный с кофе, настоянный на коре дуба, настоянный на цедре от апельсина, лимона и грейпфрута, даже на свекле и то настоял. У отца, в гараже было много пустых бутылок от ненаших напитков, которые я использовал, разлив туда, разведенное мною шило. Получилось много и здорово. С закуской тоже проблем не возникло, после того, как заведующая столовой была приглашена мною на новоселье. Каждый гость принес с со-бой тарелку, рюмку вилку, нож, а некоторые, даже ложку и фужер, поэтому посудой я был обеспечен на долгие времена.
Вот так и состоялось мое знакомство с домом, пили много и долго, поздравляли и, каждый второй хотел женить, закуски было море, благодаря моему новоселью, соседи познакоми-лись друг с другом, обстановка была самая непринужденная, около полуночи, жены начали растаскивать мужиков по квартирам и они с клятвами верности мне, покинули мой дом. Но-воселье запомнилось надолго, и я стал, в доме, фигурой популярной, хотя мне эта популяр-ность, не раз мешала и ставила в неудобное положение. Теперь, почти каждый поругавшийся с женой мужик или просто желающий выпить сосед, знал, что ему делать – он шел ко мне, будучи совершенно уверенным, в том, что мне делать нечего, и я готов его принять в любое время дня и ночи. Через месяц после новоселья, у лифта, на первом этаже, пришлось опуб-ликовать объявление о том, что прием друзей , товарищей и собутыльников в квартире №111 временно прекращен. Начались будни.
Мне привелось учиться, на Классах при двух Начальниках – Вице-адмирале Абашвили и Вице-адмирале Петелине оба, мною уважаемые моряки и простые, прекрасные люди при них обоих разрешалось торговать, в буфете столовой, пивом и поэтому 5 и 6 час занятий, прохо-дивший после обеда, был самым тихим, как послеобеденный сон. В классах было от 10 до 12 офицеров со всех флотов нашего морского государства. В моем классе было 11 человек, представляющие действительно все Флоты и даже флотский пограничник с острова Шико-тан, Лев Арефьев присутствовал. Мы выбрали старосту, составили график прогулов, то есть ежедневно прогуливать занятия могли не более двух человек, больше двух явно бросалось бы в глаза, решили ежемесячно собирать деньги на банкет, по случаю окончания классов.
Я был единственным коренным ленинградцем, холостяком да еще и имеющим собственную квартиру , поэтому самогон решили варить у меня, хотя честно говоря, я был не в восторге от этой идеи, но почти половина класса была родом с Украины и жизнь свою не мыслила без сала и самогона. Можно было представить, как заходили преподаватели на первые два часа занятий, в наш класс, после вчерашнего застолья, в аудитории царил плотный самогонный дух, сдобренный чесноком, луком и домашней колбасой, присланной с необъятных просто-ров Украины. Однако на учебный процесс это почти не влияло. Это было самое замечатель-ное, за мою службу время, ответственности никакой, свободного времени достаточно, семьей не обременен, жилье свое и отдельное, а когда деньги совсем кончались, можно было расчи-тывать на родительские харчи, сдобренные нотациями, по поводу моей непутевости и про-гнозами на мое темное и скорбное будущее. Я соглашался и стрелял десятку до получки.
С целью обретения определенности в вопросе семейного положения, я договорился со сво-ей женой, с которой фактически уже много лет прекратил все отношения, о разводе, органи-зацию, которого я, естественно, брал на себя. Этой договоренности мы достигли в пятницу днем. В понедельник, как обычно, с утра построение всего факультета, с целью определения потерь в личном составе, за прошедшие выходные, осмотра формы одежды и оглашение всякого рода начальственных объявлений. Проходивший мимо меня Начальник нашего фа-культета Контр-адмирал, до назначения на Классы, командовавший дивизией атомных ло-док, на секунду задержался около меня и бросил – Зайди ко мне -. Когда через десять минут, я зашел в кабинет к Начфаку, там находился также начальник политотдела. Я почувствовал, что-то неладное, ни разу в жизни, представители этого комиссарского племени, не вызывали у меня симпатии, может быть мне просто не повезло с комиссарами, но это медицинский факт, я у них тоже симпатии никогда не вызывал и вообще, странно, что выжил в то время, может быть потому что всерьез их не воспринимал, но опасался, как гриппа, умереть не ум-решь, но с соплями намаешься.
После моего доклада о прибытии, Начфак, показывая в сторону Начальника политотдела, сказал - Тут к тебе есть вопросы - Как у Вас с семьей? - спросил в лоб Начпо.- Все нормаль-но, семьи нет, уже пять лет - доложил я.- Как же нет, когда есть сын и жена тоже - допыты-вался Начпо. – Все правильно, а семьи нет - не сдавался я. – Вы слышали о том, что семья – ячейка общества?- Полюбопытствовал Начпо. А зачем нашему обществу гнилые ячейки? ответил я. Начальник факультета молчал и смотрел куда-то в сторону. Начпо швырнул в ме-ня последний, самый сокрушительный довод – Вы член партии, можете расстаться с партби-летом- Все таки жизнь чему-то меня научила, вместо того, чтобы послать это мурло куда по-дальше, я промолчал и почувствовал одобрение во взгляде Начфака.
-Вообщем так - произнес Начпо, как приговор - через десять суток доложите, что у Вас в семье все в порядке. Понятно? – Понятно - доложил я и внутренне засмеялся, пять лет вместе не живем, а он благодетель еще десять дней подарил для восстановления семьи, до умен.
Надо сказать, что месяца через три, я наконец развелся и все стало на свои места, а Начфак был настроен ко мне исключительно дружески и даже по моему с уважением.
Наиболее ярким и последним эпизодом моего обучения на Классах был банкет, деньги на проведение которого, мы откладывали с первого дня. Мне, как ленинградцу, была поручена организация торжества, выбран был ресторан «Нева», что на Невском проспекте, согласова-но меню и назначено время начала торжества. В соответствии с существующим на Классах порядком, за каждой группой был закреплен старший преподаватель, той профилирующей дисциплины, которая была в основе нашей подготовки ,и у нас такой классный дядька был.
Звали его Андрей Владимирович ,звание имел он Капитан 1ранга, отношения у нас ним бы-ли прекрасные и естественно среди прочих приглашенных он занял свое почетное место.
Решено было на банкете быть в партикулярном платье, то есть не в форме, что и причинило ,некоторым из нас, ощутимый вред.
Стол был шикарным, музыка, танцы, напитки, клятвы в вечной дружбе и любви, застоль-ное целование переходящее в целование групповое, казалось ничто не может омрачить на-шего праздника, к концу банкета, Андрей Владимирович предложил продолжить праздник души у себя дома, тем более, что жена на даче. Кто же мог возражать. И вот я , как холостяк и ленинградец был отряжен на поиски такси, вместе со мной пошел Андрей Владимирович.
За рестораном, на улице Толмачева, не известно как она теперь называется, стоянка такси. Все хорошо, июль, тепло, поздний вечер, настроение блестящее, очередь не большая, нам нужны три машины, уже две есть, осталось взять еще одну и все наши могут отправиться по назначению. Слышу родную ненормативную речь и угрозы всех вас и навсегда и матерь ва-шу тоже, интонация знакомая, оборачиваясь, Андрей Владимирович ведет неравный бой с тремя супостатами, посягнувшими на наши машины и на все святое, с криком –Андрюха держись- лечу в эту кучу, бью кого-то, кто-то кусает меня за ногу, визг тормозов и вот мы с Андреем упакованы в «Раковой шейке», так в те времена называлась милицейская машина.
Чуть проехали, машина остановилась, сержант сказал -Давай по десятке и трясись от сюда, шпана вонючая-. Я уже руку в карман засунул, соображая, что лучше расстаться с двадцатью рублями, чем со свободой, однако Андрей с криком –Салаги, это кто тут шпана-?, хотел из-менить ситуацию в свою пользу. К сожалению все изменилось в точности до наоборот, нас скрутили три здоровенных мента и повезли ,черт его знает куда. Потом какие-то отрывки, очнулся оттого, что очень жестко, лежу в камере, один, потолок сводчатый, нары грязные, часов нет, руки болят, белая водолазка стала серой и вообще хочется до ветру, стучу в же-лезную дверь. Дверь открывается, на пороге казах, в армейской форме спрашивает-Что надо-
Объясняю, что мне нужно, меня выводят по назначению и я понимаю, что это гауптвахта, знаменитейшая гауптвахта, а в камере, где я ночевал, может быть ,Лермонтов томился, но от этого не легче, на пороге открытой камеры сидит Андрей Владимирович и курит «Памир», обнялись, как родные, Он оказывается дверь выломал, когда понял, что его свободы лишили.
И он был где-то прав, так как Капитанов1ранга и полковников, на гауптвахту не сажают.
Вскоре все наши неприятности кончились, нас освободили, Андрей Владимирович из старших преподавателей перешел в простые преподаватели, а мою аттестацию, которая еще не успела уйти на Флот, переписали коренным образом, но очень просто, там, где было на-чертано ,дисциплинирован, написали, не дисциплинирован, где было написано достоин, на-чертали недостоин, но поскольку я шел на родной Флот, хотел плавать, то особенной беды не случилось, я попал на один из лучших кораблей Флота и сохранил самые теплые воспо-минания о учебе.


Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
Jurij
14:10 28.11.06

jurij
Пользователь #34
Зарегистрирован: 00:49 11.04.06
:
Сообщений: 3190
через 30 минут мы уже идем по Кольскому заливу, направляясь в Баренцево море, искать обнаруженную подводную лодку вероятного противника, которая не знала, что я в отпуске. Еще раз восхищаюсь юмором автора,да и пишет просто и понятно-приятно читать.


"РЕЕТ СВЯЩЕННЫЙ ФЛАГ "ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ"НАД НАМИ !"
- ссылка -
Наверх
rfwj
14:14 29.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
КУБА

1970 год, столетие со дня рождения В.И.Ленина главный юбилей в жизни нашего государства.
Кто служил в те времена на Военно-Морском Флоте, да и не только на Флоте, а вообще, кто осмысленно жил в те времена, помнит, как широко, пышно и назойливо отмечалась эта да-та. Вооруженные силы, промышленность труженики сельского хозяйства (правда они в меньшей степени) шли к этой дате – 22 апреля с новыми, фанта-стическими показателями в борьбе со всем, с чем можно и невозможно бо-роться. С новыми успехами во всех , абсолютно видах деятельности. Кстати о борьбе, мы все время с кем - то боролись, то с врагами, то с засухой, то с про-ливными дождями, то с ненашим искусством, как будто искусство может быть нашим или не нашим. И так во всем абсолютно, сплошная борьба. А сколько об этом столетии анекдотов рассказывали и о духах «Запах Ильича» и о колбасе, на срезе которой жиром была сформирована цифра 100 иногда да-же жалко Ильича становилось, он ведь совсем не дурак был.
Моряки – североморцы шли на боевую службу отрядом боевых кораблей в составе двух современных над водных кораблей и современной атомной подводной лодки., под командовани-ем Контр-адмирала Куделькина Ярослава Максимовича, в то время командо-вавшего дивизией ракетных кораблей Северного Флота.
Эта боевая служба также посвящалась столетию со дня рождения вождя.
Я даже досрочно сдал экзамены в Университете марксизма-ленинизма, который фактически не посещал вообще, но зато имел законное, политбойцами охраняемое право,схода на бе-рег два раза в неделю в 16 часов. Пришел к Начальнику Университета и по честному попросил оставить меня на второй год, так как я ухожу на боевую службу и не смогу во время сдать экзамены. Начальник поинтересовался со-стоянием моего образования и когда узнал, что я в полном объеме прошел курс мрксистко – ленинской философии, научного коммунизма и политэко-номии ,предложил мне на выбор экзаменационные билеты.
В моем билете были три вопроса, о решениях 11 съезда ВКПБ, определить суть демократического центра-лизма, а также рассказать . что написал классик в работе «Марксизм и эмпи-риокритицизм».
Билет я выбирал в кабинете, где среди прочих книг стояла большая советская энциклопедия. – Сколько времени Вам нужно, чтобы подготовится? – спросил Начальник. – Пола-гаю,что часа хватит – сказал я с надеждой поглядывая на энциклопедию. Ру-ководитель Университета вышел из кабинета, а найти необходимый материал было для меня, проучившегося 5 лет и прошедшего всю эту тягомотину, де-лом техники .
В результате экзамен я конечно сдал на отлично и в результате в газете «На страже Заполярья» , как раз перед выходом на боевую службу, появилась заметка обо мне , где говори-лось, что я в результате систематической работы над первоисточниками, вы-сокому чувству ответственности и кропотливой работе сдал экзамены досроч-но и вообще в подразделении, которым я командовал все отлично, техника в строю, а процент отличников боевой и политической подготовки перевалил все разумные пределы. Я об этой заметке узнал перед обедом, когда Замести-тель командира корабля по политчасти Михачев Александр Иванович, а по-просту Саня Ваня, перед приглашением к столу, объявил, что на корабле ра-дость необычайная, наш офицер, то есть я, досрочно сдал экзамен в Универ-ситете марксизма-ленинизма. Он, Саня Ваня, вообще не был обременен, ка-ким бы то нибыло систематическим образованием, а потому этот университет для него был, как Академия наук.
Командир корабля Леонид Сергеевич Зыков красавец мужик и умница, которому, мы лейтенанты ,старались подражать кроме всех положительных качеств отличался кратко-стью. – Проходимец- изрек командир и пригласил офицеров к столу.
Так вот о боевой службе, мы должны были пройти Атлантику, Саргассово и Карибское моря, зайти в Мек-сиканский залив, а там и до Кубы , рукой подать, а совсем рядом США, со своими пляжами в Майами и прочим разложением. Инструктировали., нас пе-ред выходом тщательно и бестолково , вбивая в наши головы, уверенность в том, что Америка и НАТО вообще, это исчадие ада, а лучше нашего, совет-ского строя не может быть ничего лучше. Мы кивали.
1970 год это, как раз самый разгар холодной войны активное и постоянное противоборство систем, к сожа-лению не раз переходившее, на чисто человеческие отношения, в результате чего при авариях на море, мы потеряли не один десяток жизней наших моря-ков подводников. Сейчас об этом пишут и кино снимают, как у нас, так и за рубежом. И это правильно, но к сожалению покаяния со стороны государства нет до сих пор.
Этот район мирового океана, куда мы шли, не без основания, считался вотчиной кораблей и авиации США. Поэтому мы ожидали к себе естественное внимание со стороны потенциаль-ного супостата. А как же иначе. В этом районе появляются вдруг советские корабли, да еще ракетные, да еще красивые и современные, а под нами, через пролив Мона шла потихонечку ,наша атомная подводная лодка, под шумок наших надводных кораблей. Супостаты, конечно, предполагали такой вари-ант, а по сему их интерес к нам значительно усиливался.
Нас, самого начала, от острова Медвежий сопровождали корабли и авиация НАТО и чем южней мы заби-рались, тем эскорт становился все более интенсивным и навязчивым. В цен-тральной Атлантике нас уже начало пасти авианосное ударное соединение в составе авианосца «Мидуей» , фрегатов типа «Белкнап», сторожевых кораб-лей типа «Нокс» и транспорта снабжения типа «Сильвания».
Днем и ночью летала американская авиация и надо сказать делала она это блестяще, к сожалению это была пора, когда в соответствии с нашей военной доктриной, мы строили атомные ракетоносцы и считали, что авианосцы и вертолетоносцы это империалисти-ческая забава, таким образом, мы упустили много времени в развитии совре-менного Флота.
Летали эти ребята классно , в воздухе были «Фантомы»,»Скайхоки», «Виджеленты» и «Интрудеры». Изо-бражали выход в атаку, хотя это было явным нарушением международного морского права. Облетывали нас очень низко, почти ,что касаясь наших мачт. Мы уже в лицо знали пилотов, причем ничего звериного в этих лицах не бы-ло, наоборот улыбающиеся лица всем своим видом показывающие полное дружелюбие и желание поиграть. Никак это не сочеталось со звериным оска-лом капитализма, к которому нас постоянно приучали. А один из вертолетов, типа «Си-Кинг», вообще обнаглел, он завис над нашей вертолетной площад-кой и сбросил здоровый ящик с мороженым. Открыли ящик с величайшей предосторожностью, под надзором и при непосредственным в этом участии представителя компетентных органов, наличие которых, я имею в виду орга-нов, на боевой службе строго обязательно. Когда поняли, что это мороженое, был немедленно вызван доктор – Валера Широких.
Доктор съел порций шесть, ел медленно, со вкусом, мороженое было разное и очевидно вкусное, но доктор ел очень серьезно, будто бы выполнял особо важное задание и рисковал соб-ственной докторской жизнью, точно зная, что второго раза не будет. И ко-нечно, пока он уплетал разные мороженые, остальные расплавились, потому как жара и вместо того, чтобы доесть чуть подтаявшее мороженое., по указа-нию опера, эту вкусноту препроводили за борт со словами неискренними о том, что нас на это не купишь. Надо сказать, что за борт, мороженое полетело после внеочередной радиосвязи опера с Москвой . Не разрешили. А к докто-ру, на короткий период, офицеры некоторые, стали относиться хуже. Что по-делаешь, зависть
Так вот, еще в Североморске, перед выходом на боевую службу, предполагая такое к себе усиленное вни-мание ,мы договорились с подводниками той лодки, которая вместе с нами шла на Кубу о порядке звукоподводной связи(ЗПС)
ЗПС это такая же связь, но в водной среде, где скорость распространения электромагнитной энергии со-ставляет порядка 1500 метров в секунду, в зависимости от района плавания ,в отличии от скорости света, с которой распространяется электромагнитная энергия в воздухе. То есть со скоростью 300000000 метров в секунду. Эта раз-ница сред распространения и обуславливает кое, какую разницу в реализвции связи. В режиме ЗПС голоса звучат медленно и низко, как из преисподней, однако вполне понятно.
Чтобы сбить с толку хитрых американцев, которые предполагали, что с нами идет лодка и для того., чтобы выяснить, на сколько они осведомлены о нашей ЗПС, мы придумали неболь-шую хитрость, которая заключалась в следующем. Если команда на измене-ние курса и скорости давалась два раза подряд, то такую команду . исполнять не следовало.
И вот, проходя пролив Мона, имея атомную лодку у себя под килем, на глубине 50 метров, в окружении супостатов, я по указанию командира отряда кораблей Контр-адмирала Ку-делькина Ярослава Максимовича по ЗПС передал два раза приказание на лодку» Второй я нулевой твердый знак раздел десять твердо раздел четырна-дцать исполнить» это, с языка флотского на язык человеческий означало –Лечь на курс 10 градусов и дать ход 14 узлов- то есть развернуться и идти в противоположную сторону. Мы,в это время, шли курсом 190.
Лодка, приняв двойной сигнал, своего курса не изменила,..а минут через 5 – 7 американские корабли со-провождения легли на курс 10 ,а вертолеты по этому направлению стали бро-сать гидроакустические буи. Хитрость наша удалась.
Я знал,что принимал приказание посланное мною через ЗПС мой товарищ и однокашник Коля Казаков,с которым мы встретились, в первый же день пребывания на Кубе на военно – морской базе Сьен-Фуегос, где его лодка ошвартовалась вторым корпусом к нашему кораблю. Встреча проходила на борту моего корабля по всем законам флотского гостеприимства, в каюте работал кондиционер, а по сему шило тек-ло рекой , за бортом , на верхней палубе, было не меньше 35 градусов жары и когда, после очередной порции шила разбавленной газировкой, мы вышли на палубу с целью посмотреть мой корабль, Колю естественно развезло и при-шлось его тело погружать в чрево лодки. К сожалению, на Кубе я его больше не видел, его субмарина очень скоро ушла из Сьен-Фуегоса и направилась по своим делам в Мексиканский залив и моталась там по своим делам. А потом через Карибское и Саргассово моря в Атлантику и домой.
Во время пребывания на Кубе особенно, нас поразила работа регулировщиц движения. Эти дамы, в неда-леком прошлом, занимались самой древнейшей женской профессией, а сей-час, после революции, все публичные дома, а их на острове свободы было великое множество, были закрыты и запрещены.
А куда же деть громадную и очаровательную армию служительниц культа любви? Теплое море, шикарные песчаные пляжи, атмосфера повального веселья, сопровождавшегося песнями и зажигательными танцами, все это располагало к любви. Так вот, после по-беды революции, правительство Фиделя Кастро приняло решение, всех жриц любви направить на панель в прямом смысле этого слова – регулировать ав-томобильное движение.
И надо было видеть, как грациозно и красиво они справлялись с новой работой, а мы смотрели на них с открытыми ртами и вполне понятными чувствами молодых и здоровых сам-цов. Хотя и слегка отравленных нормами социалистической морали.
Так получилось, что в один из вечеров мы были приглашены на шоу, которые проходили в различных рес-торанах. Мне и еще двум офицерам достался ресторан «Тропикано». До ре-волюции, в течении многих лет, процветал знаменитейший на весь мир клуб «Тропикано». Членами этого клуба были миллионеры, владельцы фабрик, га-зет и пароходов, а также члены разных королевских фамилий, они платили огромные членские взносы, на которые была построена вся эта индустрия отдыха и развлечений. Клуб имел кроме ресторанов, гостиницы, ипподромы, свою авиацию. свой развлекательный флот и многое другое ,о чем можно только догадываться.
Четвертым в нашей компании был младший лейтенант кубинского ВМФ Рауль, несколько лет тому назад окончивший мое, родное Высшее - Военно-Морское Училище Радиоэлектро-ники имени Александра Степановича Попова, находился он в СССР три года из, которых, год учил язык и два года обучался специальности на уровне ко-мандира отделения, однако, через два года обучения, исправно получил ди-плом инженера и что самое главное – научился виртуозно материться, естест-венно, по русски.
Мы сидели вчетвером у края круглой сцены, поднятой на высоту около метра. Напитков было много, а вот с закуской совсем слабовато, пили ром, коньяк и еще что то, что ,как нам по-казалось и ввергло нас в состояние радушного веселья.
Рауль распоясался и матерился, так как в 19 веке матерились пьяные русские матросы в иностранных пор-товых кабаках, из рассказов Станюковича. Он,очевидно хотел показать нам, что русский он не забыл. Ему это удалось в полной мере
Вдруг круглая сцена стала медленно опускаться,и, мы оказались совсем рядом и на одном уровне с соли-стками варьете..Как только сцена опустилась, ко мне на колени сиганула со-листка в сказочном костюме, вернее там почти костюма не было, а все осталь-ное было. В одной руке она держала марокасину,а в другой микрофон и таким образом пела сидя на моих коленях. Не скажу,что мне было противно, скорее приятно. Помню фотовспышки, танцы с солистками, потом мы мирно удали-лись, к ждавшей нас машине и отправились на борт родного корабля
На утро следующего дня вышла центральная, самая главная ,партийная газета «Гранма» с моей пьяной и улыбающейся, бородатой физиономией в обнимку с певицей из «Тропикано», пресса свое дело сделала.
Перед обедом меня вызвали в каюту начальника политотдела, где так же находились командир отряда ко-раблей Контр-адмирал Куделькин., командир корабля, Саня Ваня и конечно же особист, на столе лежала «Гранма» с моей ошалелой физиономией в об-нимку с певичкой. –Что это- спросил начальник политотдела, - Экскурсия бы-ла в «Тропикано» - нерешительно доложил я . –Ну а почему Вы коммунист и советский моряк так себя вели? И почему она прыгнула именно к Вам?-. Я начал объяснять, что не виноват, она сама ко мне прыгнула, а я не хотел, но Куба дружественная нам страна и в целях недопущения международного скандала с колен певицу я не согнал, но мог и хотел согнать.
Вмешался Контр-адмирал Куделькин и объяснил очень стройно и логично- Ведь он с бородой был один в ресторане, а на Кубе бородачей – барбудос ,очень любят – Под железной ло-гикой Кудклькина начпо и особист не устояли и пообещав не допускать меня более на такие серьезные мероприятия. Кстати командир отряда кораблей, действительно разрешил мне ношение бороды, хотя командир был категори-чески против, ну не любил он бородатых и все.
А на завтра, еще одно испытание, причем посерьезней ресторана «Тропикано». Меня назначили старшим в автобусе, который шел на табачную фабрику Всего шло два автобуса, в одном ехали начальники и он был поменьше и с кондиционером, а в моем ехали мат-росы и мичманы всего человек 30. Так как мой автобус был больше, то все презенты, то есть бюст Ленина, макет корабля, какую – то картину и что - то еще по мелочи, погрузили в мой автобус. После краткого инструктажа, про-веденного особистом, который разъяснил, что ничего нельзя, даже того, что можно, так как обстановка в мире напряженная и вокруг сплошные происки ,мы погрузились в автобусы и поехали.
Но, как всегда все перепутали, вернее не предусмотрели, что в Гаване сотни табачных фабрик. Автобус с начальниками, но без подарков поехал на одну фабрику, а мой автобус совсем на другую. Это я понял, когда через полчаса езды, мы подъехали к фабрике.
В качестве переводчика опять был Рауль, у нас с ним сложились очень хорошие отношения. Встречали нас во дворе фабрики все ее руководство – директор усатый толстый и видимо добрый мужик, главный инженер с фигурой и лицом артиста Сергея Филип-пова и очаровательная секретарь комитета комсомола.
Матросам и мичманам моего автобуса, если по честному, технология производства сигар была глубоко безразлична, больше всего их интересовал ланч после митинга и экскурсии по фабрике. Так уж у них было принято, в конце обязательно угостить моряков. Вообщем обычай нормальный, как у нас. Ланч это выпивка, практически без ограничений, со слабенькой закуской.
На митинге, я выступил от имени всего Советского народа и лично от Леонида Ильича Брежнева и передал горячий привет и пожеланий успехов в строительстве социализма. Это был первый и последний раз в моей жизни, когда я выступал от такого имени и всерьез..Рауль перевел мою страстную речь и работники фабрики, сорванные на митинг с рабочих мест, долго аплодировали, особенно, когда я выгрузил, все до единого подарки. Нас тоже одарили, сигарами, рапанами,бусами и еще чем-то.
Ходили по фабрике не долго. По сути, там был один цех, где сидели и молодые и старые кубинцы, в ос-новном темнокожие, резали табачные листы, скручивали их, обрезали с двух сторон, одевали бумажные кольца и складывали в красивые коробки вот и вся технологическая цепочка. Ну, конечно же, предварительно листья сушили. Запах там был специфический, тяжелый.
Во время экскурсии, я выдавливал из себя вопросы о технике безопасности, защите материнства и о рабо-те профсоюзов. Делал вид, что меня это интересует больше всего в жизни, од-нако Рауль закончил мои вопросы, поблагодарил руководство и уверенно повел нас на ланч. Мои ребята с облегчением вздохнули..
Наконец ланч. Столы накрыты, я сижу между директором и комсомолкой. Пьем коньяк и ром. Матросики пьют ром фужерами, как бы кого нибудь не потерять. В конце ланча, черт меня дернул, я пригласил директора, вместе с семьей в гости на корабль, завтра в 15 часов. Еще раз расцеловался с директором, с большим удовольствием с комсомолкой и даже с Сергеем Филипповым – главным инженером расцело-вался. Целовались все. После обряда целования, забрав подарки, погрузились в автобус и отправились на корабль.
На корабле, я по полной программе получил от начальника политотдела, за все, за увезенные, специально, подарки, за нетрезвый вид правда не получил потому, как начпо имел такие же проблемы со здоровьем, он пожаловался даже, что из-за отсутствия подар-ков вынужден был отдать собственные часы в подарок. Решили ни в ресто-ран, ни на фабрики меня больше не посылать, от меня одни убытки.
Через два дня мы должны были уходить на совместное с кубинским Флотом учения в Мексиканский за-лив,,но это было через два дня.
На завтра . с утра поехали на Сафру – это рубка тростника китайскими мачете, тростник рубили на Кубе все уважаемые гости , даже члены политбюро, это у них традиция такая, только вспотели и опять ланч. К обеду отправились на корабль. Обед, каюта, только заснул во время «адмиральского часа», позвонил дежурный и доложил, что на причале стоит не менее 50 человек, мужчины и женщины с детьми, го-ворят, что в гости к барбудосу, то есть ко мне. Тут то я и вспомнил пригла-шение директора в гости с семьей.
Это у нас семья не большая, а директор фабрики пригласил, видимо всех, кого знал в Гаване. Бегом к ко-мандиру. Доложил. Леонид Сергеевич, надо отдать ему должное, дал добро на проведение экскурсии и ланч за счет собственных средств. Ну и назвал меня чудаком на букву «М».
Вызвал доверенного мичмана, дал ему команду развести шило , как положено. Под широту города Сева-стополя ,то есть градусов под40, накрыть стол в малой кают-компании ,в ка-честве закуски на стол поставить, выпекаемый у нас черный хлеб и нашу се-верную селедку.
После экскурсии по кораблю, которую провели наши обученные моряки, особенно ,следившие за те, чтобы никто не потерялся и не провалился я пригласил всех к столу на наш ланч в малую кают-компанию.
На столах стояли бутылки «Столичной» опечатанные белым сургучом и закуска. Этим сургучом мы опеча-тывали блоки специальной техники.
Свежий пахучий, черный хлеб., жирная селедка и «Столичная произвели должное впечатление, праздник удался, глава семьи плакал от счастья и нашего шила, особенно, когда полу-чил в подарок несколько буханок черного хлеба, которого они отродясь не ели.
А я получил выговор за самоуправство и еще за что-то, правда после успешного возвращения домой взы-скание сняли и даже наградили. Вот так.


Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
Jurij
12:19 30.11.06

jurij
Пользователь #34
Зарегистрирован: 00:49 11.04.06
:
Сообщений: 3190
На столах стояли бутылки «Столичной» опечатанные белым сургучом и закуска. Этим сургучом мы опеча-тывали блоки специальной техники Все верно-"Столичная" тоже советское "спецоружие"!

"РЕЕТ СВЯЩЕННЫЙ ФЛАГ "ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ"НАД НАМИ !"
- ссылка -
Наверх
rfwj
14:29 30.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
Кумжа

Кумжа,рыба семейства лососевых длина до 1метра, вес до 12 килограмм. Обитает в бассейнах Черного,Каспийского и Аральского морей. Имеет промышленное значение.
Так было написано в энциклопедии 1955 года издания

Прошли годы, Аральского моря не стало, а Кумжей назвали суперсекретный смотр достижений флотского кораблестроения, который проходил в 1969 году в поселке Гаджиево в том самом Гаджиево от причала которого ушел атомный подводный ракетный крейсер Курск в свой последний поход.
Возглавлял эти сборы сам Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков.
На эти важнейшие мероприятия были приглашены и присутствовали командующие Всеми Флотами страны, начальники Главных и центральных Управлений ВМФ, а также Начальники ведущих НИИ ВМФ и Минтстерства Обороны.
Такие важные мероприятия,в таком масштабе и в одном месте проводятся крайне редко,а уж коли то проводятся, то готовятся, так , чтобы показать все самое лучшее.
Наш, в ту пору, еще большой противолодочный корабль «Вице-адмирал Дрозд» названный в честь Валентина Петровича Дрозда,-бывшего начальника штаба БалтийскогоФлота трагически погибшего зимой 1943 года , его машина ,во время артобстрела провалилась в полынью ,при переезде из Кронштадта в Ленинград по замерзшему Финскому заливу. Наш Главком хорошо знал Валентина Петровича и приложил немало сил, чтобы наш новый корабль был назван в его честь.
Надо сказать, что в последствии, корабль наш из большого противолодочного перевели в разряд ракетных крейсеров. Мы все были очень довольны этим обстоятельством ,так как должностные оклады на крейсерах несколько выше, чем оклады на противолодочных кораблях.
Все корабли и лодки были заново окрашены, лодки в черный цвет, а надводные корабли в ,так называемый шаровый цвет. Вообще в природе не существует шарового цвета это флотский цвет, считается, что он похож на цвет морской волны. Оттенки шарового цвета бывают самые разные от светло-серых до темно-зеленоватых,это от того ,как командир и главный боцман ассоциируют в своих понятиях морскую волну.
Покрасить, такие большие корабли, одним цветом-великое искусство, которое не каждому главному боцману под силу, ведь не должно быть ни пятен ни разводьев,а учитывая сложнейшую корабельную архитектуру, эта задача не из легких. Разводится, как правило
такое количество краски, чтобы его хватило, с запасом на окраску всего корабля и повторить уже созданный колер практически невозможно.
Корабль ошвартован левым бортом, к одному из плавпричалов , он чист, красив и торжественен, как жених перед счастливым бракосочетанием. Маршруты осмотра подготовлены и проверены раз по10,доклады офицеров, ответственных за показ техники отработаны и проверены, ни каких лозунгов и наглядной агитации , политбойцы практически не мешают,.но конечно же наблюдают настороженно и фиксируют ,ну что поделаешь работа у них такая, ежели победа – их заслуга ежели неудача- они предупреждали.
Я, инженер радиотехнической службы, два года ,как окончивший Высшее Военно-Морское Училище Радиоэлектроники им.А.С.Попова , остался на данный момент за Начальника Радиотехнической службы по уважительной причине . .В моем заведовании была самая, на то время ,современная техника и опытные образцы техники еще не принятой на вооружение Флота. За дня два до осмотра ,не меньше 10 адмиралов и капитанов 1 ранга заслушивали мои доклады по интересующим их системам и устройствам, они прекрасно понимали , какие оргвыводы могут последовать, если мой доклад о фактическом состоянии дел разойдется с их информацией , которую они доносили Главкому, это будет означать последствия связанные с закрытием той или иной темы, а следовательно конец финансирования разработки или изготовления опытных образцов техники. Почти все Начальники институтов побывали на корабле до осмотра, хотя мой доклад почти не корректировался. Почти что все было по правде.
И вот, заветные ноги Главкома, показались на трапе тамбура ведущего на ГКП(Главный командный пункт) и в БИП(боевой информационный пост),я скомандовал, представился и шагнул в сторону, Главнокомандующего, чья-то умелая сила ,потащила его к приборам системы «Море»,которая еще не обрела своего хозяина ,то есть наши стратеги еще не решили в какую боевую часть ее отдать и вообще для чего эта бандура, занимающая столько места нужна. Я весь напружинился для доклада о этой загадочной системе, однако Главкома потянули влево и он облокотился на приборы системы ночного телевидения МТ-45-н «Кузнечик».
-А это что? Я доложил, он спросил. Ну и как? Я открыл рот ,чтобы доложить, что система ни хрена не видит ни днем, ни тем более ночью. В самое ухо мне уверенно загудело –наблюдает сторожевой корабль в безлунную ночь на дистанции 75 кабельтов - я повторил то ,что мне прогудели в ухо и тут же был оттеснен от тела Главкома маленьким, но плотным Вице-адмиралом, которого я отродясь не видел.
-Я, Вам докладывал товарищ Главнокомандующий, это опытный образец. Серийный будет еще надежней.
–Добро - сказал Главком и тут же его отвлекли. Я стоял как вкопанный потому, что ежели дневной «Кузнечик» действительно кое как работал, то ночной не работал никогда, то есть мне показывали ночью какие то пятна на экране и уверяли .что эти пятна и есть корабли, даже в тех случаях, когда и радиолокационного контакта не было. Я не подписал ни одного протокола испытаний. Честный я был офицер. ..А тут такое вранье. Сейчас прорвусь к Главкому и все скажу. Пусть знают.
Видимо, наблюдая за моим состоянием, Вице-адмирал, бубнивший мне на ухо про 75 кабельтовых, буквально загреб меня в сторону, зажал между планшетами и когда я по-честному рассказал, ему, как родному ,что ночной «Кузнечик» не видит вообще .он со мной согласился и сказал, что службу я начинаю хорошо, а «Кузнечик» будет видеть как филин, только вот поставят ему другой «видикон», который в стадии разработки и порядок. Видикон – это что-то вроде телевизионной трубки, только принцип действия другой- инфракрасный. Тем временем, Главком подошел к еще одной системе, я более ли менее толково объяснил и продемонстрировал ее в действии
–Хорошая у тебя подготовка старший лейтенант- сказал Главком
–Служу Советскому Союзу- заорал я -Ну-ну сказал Главком и пошел дальше на ГКП.
А я мокрый и красный от вранья и счастья переживал дальше. Кстати ,эта самая система ночного видения заработала более ли менее стабильно, лет через 10, а ведь могла и не заработать вовсе.
Вице-адмирал, фамилию ,которого я не запомнил ,долго жал мне руку и приглашал в свой институт, в Пушкино, под Ленинградом, для дальнейшего прохождения службы и для доработки этого самого «Кузнечика». Но мне все равно было стыдно, а в институт я не хотел, не наплавался еще.
Обед. Мы с Иваном Войтенко моим другом и соседом по каюте, ждем своей очереди так как кормят сначала гостей, больших начальников ,штаб, а потом уже нас, скромных героев этого дня.
Я рассказал Ване про беседу с Главкомом, закончившейся благодарностью.
-Есть повод- резюмировал Иван.
В переборке, слева от иллюминатора был вмонтирован сейф, его за литр шила сварили еще не заводе, закрывал его эстамп но ни я, ни Иван не могли вспомнить на какую тему был этот эстамп, подбором картин и прочих художественных ценностей занимались во время постройки корабля политбойцы ,а с них ,что возьмешь, художественный вкус в тех училищах где они обучались был видимо заменен на курс художественного свиста.
В сейф входила десятилитровая канистра. В канистре был не просто банальный спирт =ректификат, а наш с Ваней фирменный напиток-разведенное шило с растворимым кофе.
Кофе не жалели, наши молодые и здоровые организмы, могли его употреблять во внутрь в приличном количестве, а потом служить или спать спокойно и уверенно, В напиток мы еще добавляли ваниль, а по сему запах от нас был специфический и ни сколько не смущал ни начальников ни подчиненных. Налили по фужеру, у нас этого добра было достаточно , из всех ресторанов мы тащили меню и посуду всяческую в обязательном порядке. Стоим у иллюминатора ,пьем по тихонечку свой нектар, спешить не куда ,кстати самые предпочтительные места в каюте для питья это именно у иллюминатора и у умывальника правда у умывальника это, когда шило запиваешь.
А иллюминатор выходит на причал и сейчас отлив, стало быть, любой идущий по причалу находится вровень с нашими головами и фужерами.
Командир корабля, проводивший Главкома и его свиту, заглядывает в каюту с причала
-Это у Вас что? –Кофе товарищ командир- Дай попробовать, растворимый? –Растворимый- хором ответили мы Иваном. Налили третий фужер, подаем его командиру. Он нюхает, глаза лезут под козырек шикарной командирской фуражки и одним долгим глотком командир выпивает наш сюрприз.
-А что ,качественный кофе, по этому не наказываю- и пошел, как ни в чем не бывало, как всегда чуть раскачиваясь.
Кумжа окончена , мы получили высокий балл а «Кузнечик»? Ходили мы ночью без «Кузнечика» и ничего, тем более ,что через 10 лет его доработали







Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
rfwj
14:34 30.11.06


Зарегистрирован: 11:48 14.02.06
:
Сообщений: 1807
Будучи старпомом на БДК дважды участвовал в "Кумже", встречал на борту офицеров,генералов и адмиралов Академии Генштаба, докладывал им по БДК с рисунками и схемами. Конечно ситуция была попроще, но воспоминания о мероприятии остались интересные... В подарок от старшего группы, генерала, получил книгу о чем то военном... с дарственной надписью...

Александр

Нас предали и продали
- ссылка -
Наверх
Сайт
Переход на страницу  [1] 2 3 4

Модераторы: rfwj, Wetold, Chen, Анатолий

Перейти:     Наверх

Powered by e107 Forum System
Добавить...
В соответствии со своими привилегиями на сайте, вы можете добавить:
... тему на форум
(с) 2006 rfwj
сайт основан на CMS e107.
Внимание! Все материалы размещены исключительно с целью ознакомления посетителей данного сайта. Размещение данных материалов на сайте не преследует агитационных, экстремистских, идеологических, политических, религиозных, экономических, психологических, психических, нейролингвистикопрограммических или иных других целей. Администратор сайта может быть категорически не согласен с позицией авторов - смотрите комментарии к материалам. Материалы берутся из открытых для общего использования информационных источников. Администратор сайта не осуществляет целенаправленный поиск и размещение материалов определенной тематики - материалы ищутся в Интернет по ключевому слову крейсер "Мурманск" или перепечатываются из газет. При перепечатке материалов следует указывать оригинальные источники информации, ссылка на наш сайт обязательна только для авторских материалов.
Администратор сайта не несет ответственности за использование кем-либо данных материалов для чего-либо.